Ланос Клуб Украина, Днепропетровское отделение

 

Автозвук пособие




ЧАСТЬ I.ТЕХНИЧЕСКИЕ ДОРОЖКИ

Включите и прогрейте автомобиль и аудиоаппаратуру, поставьте тестовый диск, вооружитесь пультом ДУ (если он у вас есть) и сядьте поудобнее на своё привычное место. Если вы хотите повысить точность (а значит, и достоверность) измерений, постарайтесь раздобыть шумомер, он облегчит вам работу. Итак, для начала проверим запас аудиоаппаратуры на неискажённый уровень громкости. Это на самом деле — фундаментальная характеристика автомобильной аудиосистемы, в просторечии означающая: «насколько можно крутануть громкость, чтобы не хрипело». В хорошо настроенном звуковом тракте даже при полностью введённом регуляторе громкости из громкоговорителей не должно быть слышно хрипов и других искажений. Однако максимальный неискажённый уровень громкости у аппаратуры разных классов различен — один звуковой тракт при отсутствии искажений может высадить стёкла, другой — лишь перекрыть громкий разговор с собеседником. Конечно, крутость в громкости радует, но где оптимальный критерий?

Давайте здесь немного прервёмся и порассуждаем.

 

Для справки

Полностью комфортным считается громкость в 10 раз выше шумов, т.е. 85 + 10 = 95 дБС. Стало быть, не ниже этого должен быть уровень неискажённой громкости при полностью введённом регуляторе.

Вернёмся к прослушиванию. Неискажённый уровень громкости определяется по первой дорожке тестового диска. На ней партия вокала и партия баса дополнительно скомпрессированы. Включив дорожку, постепенно увеличивайте громкость. Когда звуковой тракт автомобиля входит в перегрузку, именно на басе и вокале начинают прослушиваться явно заметные нелинейные искажения (воспринимаются на слух как хрипы). Это и есть предел звукового тракта по неискажённой громкости.

Поставьте головное устройство на паузу и запомните это положение регулятора по цифрам на дисплее.

Для точного определения значения неискажённой громкости нужно воспользоваться шумомером. Процедура измерения такова: шумомер, как и на соревнованиях ЛАС, подвешивается микрофоном вниз на зеркало заднего вида. Не меняя зафиксированного положения регулятора громкости на головном устройстве, переключите тестовый диск на воспроизведение дорожки №15. Там записан сигнал розового шума, и по показаниям шумомера вы узнаете точное значение уровня неискажённой громкости.

Следующий этап — установка  стандартного уровня громкости прослушивания. Чтобы измерения методом FSQ были достоверны, все следующие дорожки на тестовом диске должны прослушиваться на одном и том же уровне громкости в 88 дБС. Если вы привыкли к другой громкости — поставьте именно это положение, но точность метода FSQ снизится.

Если предпочтёте 88 дБ, ещё раз воспользуйтесь шумомером. Включив дорожку №15, регулятором головного устройства установите по шкале шумомера громкость в 88 дБ.

Запомните положение регулятора уровня громкости и до конца прослушивания тестового диска не изменяйте его!

По дорожкам №№2 — 4 тестового диска проводится проверка  фазировки звукового тракта между каналами в трёх полосах АЧХ.  Отметим, что это одно из наиболее сложных испытаний.

Для справки

Под правильной фазировкой монофонической звуковой сцены понимается синхронное перемещение вперёд и назад диффузоров громкоговорителей левого и правого каналов. В этом случае звуковой образ, воспроизводимый двухканальной аудиосистемой, будет восприниматься точно из середины между громкоговорителями. Если фазировка нарушена и диффузоры громкоговорителей двигаются относительно друг друга не синхронно (один из них отстаёт или опережает другой), то звуковой образ в центре расплывается, становится нечётким или даже смещается в сторону.

На стереофонической фонограмме нарушение фазировки приводит к искажению звуковой перспективы. К примеру, часть музыкантов в записи симфонического оркестра может оказаться не на своих местах. Или рок-вокалист из центра звуковой сцены может вдруг сместиться в угол или в глубину сцены.

Примечание:

1. Салон автомобиля, как и любое помещение прослушивания, имеет переднюю звуковую сцену с вполне определённым её центром. Идеальным положением центра звуковой сцены считается такое, при котором точечный источник звука, находящийся на первом плане  звуковой сцены, кажется расположенным в центре плоскости продольной симметрии автомобиля на высоте глаз водителя и на существенном удалении впереди (снаружи) лобово-

го стекла.

2. Центр звуковой сцены на лобовом стекле имеет некоторую ширину. Для судейства принимается полоса, равная по ширине размеру стандартного головного устройства.

На тестовом диске «Аудиодоктор FSQ» фазировка определяется раздельно для средних, низких и высоких частот. На дорожке №2 записан голос диктора со словами:

«Средние частоты. Фаза». Эти слова должны быть слышны из центра звуковой сцены. Далее диктор произносит: «Средние частоты. Противофаза». В этом случае дикторский текст должен быть меньше предыдущего по уровню громкости и/или расфокусированным для слушателя и/или смещенным в ту или иную сторону от центра. Если голос диктора на последних словах звучит более громко и сфокусирован в центре, то в области средних частот аудиосистема акустически противофазна. Аналогично проводится проверка фазировки аудиосистемы в полосе ВЧ по дорожке №3 и в полосе НЧ по дорожке №4 . Нередки случаи, когда фазный сигнал фокусируется не в центре и оказывается смещённым в одну сторону, а противофазный — в другую. В этом случае главным критерием в оценке фазировки становится энергетика. Фазный сигнал должен быть громче, чем противофазный, независимо от их положения в пространстве. Иногда между фазным и противофазным сигналами разницы нет. Тогда фазировка считается правильной. Если определение фазировки в трёх полосах оказывается для вас затруднительной, можно пользоваться более простым (но и менее информативным) способом — проверка фазировки проводится сразу во всей полосе частот по сигналу розового шума, записанного на дорожке №16. Фазный сигнал должен восприниматься точно в середине звуковой сцены и/или быть более громким, чем противофазный. Надо отметить: на разных местах в салоне фазировка часто не совпадает.

 

Наличие помех, дребезжаний, посторонних призвуков и шумов в звуковом тракте и салоне автомобиля проверяется по  дорожкам №5 и  №6. Понятно, что любое из перечисленного не украшает звучание, накладываясь на него в самых неподходящих местах. На реальном музыкальном сигнале, особенно полифоническом, когда в фонограмме присутствует множество инструментов, точно отследить такие мешающие звуки сложно. Поэтому для испытаний на тестовом диске используется тональный (синусоидальный) сигнал, частота которого плавно изменяется от самых низких до самых верхних частот (свип-тон). Раздельно, сначала для левого, а потом и правого каналов. Здесь-то и «выплывает» незваная полифония.

 

Для  оценки качества низкочастотного тракта служит дорожка №7 . Здесь определяется низшая частота рабочего диапазона звукового тракта и неравномерность АЧХ в области до 150 Гц. Механизм оценки основан на особенностях слуха — хорошей кратковременной звуковой памяти и предпочтительности восприятия низкочастотных звуков. В психоакустике известен такой эксперимент: если включить со средней громкостью через любой широко-

полосный тракт синус с частотой 5 — 7 кГц, а потом подать на вход усилителя ещё одну синусоидальную частоту, лежащую в области 50 — 80 Гц, то, к удивлению, вы будете очень хорошо слышать низкочастотный тон и почти (или даже совсем) не слышать среднечастотный. Это — эффект маскировки, доказывающим «приверженность» нашего уха к басам.

Фонограмма, сначала для левого, а потом и для правого канала содержит запись ряда фиксированных звуковых частот низкочастотного диапазона. Сначала голос диктора сообщит о том, что звучит частота 60 Гц. Назовём её «опорной». Сосредоточьтесь и запомните её по уровню громкости. Затем голос диктора сообщит, что звучит частота в 20, 25, 30 Гц и так далее. В подавляющем большинстве случаев частоты 20 и 25 Гц по громкости ниже, чем опорная, а далее громкость идёт по нарастающей. Первый чистый низкочастотный тон (без искажений и сипов от воздушных струй фазоинвертора), совпадающий по громкости с опорным, и определяет низшую рабочую частоту вашего звукового тракта. Запомните её и

продолжайте прослушивание. В идеальном случае все остальные низкочастотные тоны вплоть до 150 Гц должны быть одинаковыми по уровню. Но на практике встречаются провалы и всплески уровней, хорошо заметные ухом. Это и есть неравномерность низкочастотного тракта в вашей машине.

 

Неравномерность АЧХ в области средних звуковых частот для нашего уха особенно заметна. Наиболее резкие всплески и провалы, следующие друг за другом (по-простому — «забор»). Для определения на слух, без спектроанализатора, неравномерности АЧХ в области средних

частот служит дорожка №8 . Это —  высококачественная стереофоническая запись аплодисментов в заполненном зрителями зале. Хлопки в ладоши в достаточно гулком помещении, которым является большой зал, эквивалентны равномерно распределённому по спектру диффузному полю — шуму. Однако на фоне этого монотонного шума человеческое ухо успевает различить самое начало хлопков (всплески). На звуковом тракте с ровной, линейной АЧХ слушатель воспринимает эту фонограмму как аплодисменты. Но если звуковой тракт имеет неравномерность АЧХ («забор»), аплодисменты становятся похожими на шум  дождя. И чем больше неравномерность, тем натуральнее кажется дождь и ненатуральнее — аплодисменты. Отдельные хлопки, выделяющиеся из общего звукового фона, в этом случае воспринимаются как назойливые сильные капли дождя, стучащие по подоконнику.

 

По дорожке №9 определяется  линейность стереокартины по ширине звуковой сцены. Фонограмма содержит семь ударов малого барабана, плавно перемещающегося слева направо по всей ширине стереокартины. Удары точно локализованы по направлению, и перемещение их в пространстве линейно, т.е. углы между ударами одинаковы. Первый удар слышен на первом звуковом плане с самого левого края звуковой сцены; второй чуть ближе к середине и чуть глубже; третий удар отнесён ещё чуть дальше в глубь звуковой сцены и ближе к её середине. Четвёртый удар должен восприниматься слушателем из центра звуковой сцены, в глубине, на втором-третьем звуковом плане. Ширина центра, как мы указывали, может быть приравнена к ширине стандартного головного устройства. Пятый и шестой удары аналогичны, соответственно, третьему и второму, но с правой стороны от середины сцены. Седьмой удар находится на первом плане в самой правой части сцены.

 

ЧАСТЬ II. МУЗЫКАЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ

В этой части слушателю нужно быть особенно внимательным, поскольку количество тестового материала минимизировано и по каждой из фонограмм нужно будет оценивать минимум два-три параметра.

 

По дорожке №10 определяется микродинамика и глубина создаваемой  звуковой сцены . Фонограмма представляет собой небольшой музыкальный фрагмент с двумя инструментами — контрабасом и ударной установкой. Запись отличается исключительно высоким качеством. Она была произведена в большой музыкальной студии с помощью двух конденсаторных микрофонов в формате «Х-Y», 24 бита/96 кГц. Аналоговый сигнал оцифровывался сразу после микрофонов и передавался по микрофонным кабелям к пульту уже в цифровом виде.

Барабанщик и его ударная установка располагаются в середине не очень широкой звуковой сцены, в самой её глубине (на третьем-четвёртом звуковом плане). Контрабасист находится так же далеко, чуть слева от ударной установки. В начале фрагмента оба музыканта играют очень тихо. Тем не менее на высококачественной системе их инструменты хорошо слышны, музыка воспринимается чётко, с исключительно высокой детальностью. Звучание контрабаса ярко и полновесно. Даже на таком малом уровне громкости отчётливо слышно движение смычка музыканта по струнам и лёгкие постукивания пальцев левой руки по грифу в момент зажатия струн. При игре пиццикато контрабас звучит ясно и отчётливо, без мешающей гулкости и размытости. Удары по барабанам полновесны и упруги. «Пробежка» барабанщика по ним буквально поражает своей чёткостью и ясностью. Тарелки звучат весьма достоверно, как при очень тихой игре музыканта в самом начале фрагмента, так и в конце, когда он играет громко.

Оценка звучания

1. Неприемлемой глубиной звуковой сцены считается, если музыканты воспринимаются как бы с лобового стекла, внутри салона. Удовлетворительной, если они слышатся уже снаружи из-за стекла, и хорошей, если они слышатся ещё далее отодвинутыми от слушателя, с центром на середине капота или даже дальше.

2. При неудовлетворительной микродинамике в самом начале фонограммы совсем не слышны тихие удары по барабанам и тарелкам, а игра смычком на контрабасе плохо различима. Микродинамику можно считать удовлетворительной, если барабаны, тарелки и контрабас слышны, но в звучании контрабаса не слышно пальцев музыканта, постукивающих о гриф и/или при игре контрабасиста смычком отчётливо не слышно несколько «упирающегося» движения смычка по струнам. И хорошей, если пальцы контрабасиста слышны чётко и ясно.

Примечание: Отличной  микродинамикой и исключительно высоким качеством обладает звуковой тракт, в котором на этой фонограмме вы услышите очень тихий шелест (время 1 мин 09 с), когда барабанщик случайно задевает локтем тарелку и тут же зажимает её рукой. Таким звуковым трактом можно гордиться.

 

По дорожке №11 определяется натуральность в звукопередаче музыкальной атаки, а также положение и фокусировка звуковой сцены по ширине (в горизональной плоскости ) и высоте (в вертикальной плоскости). На фонограмме представлен фрагмент соло барабанщика. Чётко выраженная локализация тарелок по направлению и глубине позволяет слушателю правильно и точно оценить пространственную расстановку всех «составляющих» ударной установки. Она записана «крупным планом», т.е. располагается близко к слушателю по всей ширине звуковой сцены. Звучание яркое, полновесное и красивое. В самом начале фонограммы следует акцентировать внимание на игре музыканта на барабанах. Они звучат ярко, с подчёркнутой упругостью и «мясистостью», очень динамично и привлекательно на слух. Вторая часть фонограммы акцентирована на тарелках и хай-хэте, артикуляционной чёткости их звучания и точности положения в стереопространстве. Хай-хэт расположен чуть справа от середины сцены, слегка выше малого барабана. Когда барабанщик начинает «перебивку» на тарелках, то «вторая» тарелка визуально воспринимаются слушателем правее, выше и слегка ближе хай-хэта, «третья» — чуть левее. Далее игра музыканта переносится влево, и следующая, «четвёртая» тарелка звучит намного левее и уже заметно выше хай-хэта. Затем раздаётся удар по ещё одной тарелке, которая слышна ещё левее, выше и ближе к слушателю. За ней слышно «шестую», воспринимаемую чуть выше и глубже предыдущей, и в довершение почти одновременно звучат седьмой и восьмой удары, ещё дальше отодвинутые от слушателя в глубину и расположенные слегка ниже предыдущих. Натуральность музыкальной атаки оценивается по первой части фонограммы, фокусировка тарелок в пространстве — по второй.

Оценка звучания

1. Неприемлемым с точки зрения правильной атаки считается, если звучание барабанов тускло, в нём нет упругости и «мясистости», малоприемлемым, если звучание барабанов достаточно динамично, но имеет элемент «картонности» в ударе.

2. Неприемлемым или малоприемлемым считается, если звуковая сцена уже пространства между левой и правой стойками лобового стекла (крайние правая и левая тарелки не доходят до стоек и сдвинуты к центру сцены), а также явно ниже или выше плоскости глаз слушателя

(опускается в торпедо или выходит за верхнюю часть лобового стекла).

3. Неприемлемо или малоприемлемо, если в звучании левых тарелок относительно хай-хэта нет разницы по высоте (в вертикальной плоскости) или она недостаточна (последние удары по левым тарелкам лишь слегка поднимаются вверх относительно положения хай-хэта).

 

По дорожке №12 оценивается тембральный и музыкальный балансы звучания. Фонограмма представляет собой фрагмент джазовой пьесы с мужским вокалом. Качество её записи может служить образцом музыкальной сбалансированности звучания. Состав музыкальных инструментов: саксофон, рояль, электрогитара, бас-гитара и ударная установка. Они расположены по всей ширине звуковой сцены, на первом и втором звуковых планах, как бы расставлены в линейку совсем близко от слушателя. Музыкальные инструменты в записи пространственно чётко сориентированы перед слушателем, музыкально сбалансированы между собой и воспринимаются с одинаковой громкостью. Слева находится рояль, справа — гитара и бас. Посередине звуковой сцены, чуть сзади основных инструментов, расположена ударная установка. Она записана широко, барабаны, тарелки и хай-хэт как будто расставлены по передней плоскости. По центру, перед ударной установкой, чуть ближе к слушателю слышен саксофон. Музыкант во время игры иногда мигрирует от середины чуть-чуть вправо, и перемещающийся звук его саксофона позволяет слушателю это ощутить. Мужской вокал слышен точно из центра стереокартины. В самом начале пьесы певец из глубины сцены подходит к микрофону — его голос перемещается с заднего звукового плана к переднему и «остаётся» там до конца пьесы. Тембрально вокал звучит мягко и полновесно, с хорошим содержанием низких составляющих. Он ясен, чёток и разборчив, но ни в коем случае не резок. Рояль воспринимается наполненно, динамично, с яркой атакой и в нескольких местах акцентирован по уровню. Бас плотен, густ, очень приятен по тембровой окраске. В общей звуковой картине он находится между первым и вторым планом и не выступает вперёд. Гитара, основная роль которой в этой пьесе — аккомпанемент, визуально также расположена между первым и вторым звуковым планом.

 

Тембральный баланс (натуральность звучания инструментов) и музыкальный (сбалансированность между инструментами и вокалистом по уровню) оцениваются слушателем отдельно.

Оценка звучания

1. Неприемлемым или малоприемлемым с точки зрения тембрального баланса считается, если какой-либо из инструментов звучит ненатурально и/или если тембр вокала имеет резкий или неприятный характер звучания.

2. Неприемлемым или малоприемлемым с точки зрения музыкального баланса считается, если вокал или какой то из музыкальных инструментов явно выходит со своего звукового плана, т.е. явно выделяется по уровню громкости (выдвинут вперёд) или проваливается из «общей шеренги» по громкости (отодвинут назад).

По дорожке №13 оценивается линейность звукового тракта по уровню громкости, его макродинамика и способность к передаче полифонического звукового образа. Фонограмма содержит высококачественную запись симфонического оркестра, выполненную в помещении Большого зала московской консерватории. Запись изначально цифровая (звуковой сигнал оцифровывался непосредственно после микрофонов) в формате 24 бита/96 кГц и после мастеринга приводилась к стандартному формату компакт-дисков 16 бит/44 кГц. По замыслу звукорежиссёра, слушатель должен находиться где-то в середине зала и ощущать общее звучание оркестра с максимальной воздушностью и объёмом. Поэтому музыканты воспринимаются отдалёнными от слушателя. Приведённый фрагмент состоит из четырёх основных частей, отличающихся друг от друга уровнем громкости и динамикой. И первая часть, звучащая совсем тихо (piano pianissimo), и вторая (piano), и громкая третья (forte), и четвёртая, заключительная (forte fortissimo), должны восприниматься слушателем одинаково натурально. Пиццикато группы струнных инструментов в первой части, несмотря на небольшую громкость, должно быть чётким и ясным, слушатель свободно и чётко различает «щипок» пальцев музыкантов. Солирующие медные инструменты во второй части фонограммы легки, отчётливы и хорошо локализованы по месторасположению в оркестре. Третья, наиболее громкая часть этой фонограммы сов   сем не проста для звукового тракта. Здесь оркестр звучит очень мощно. Вступает группа виолончелей и контрабасов, придающих звучанию оркестра грандиозность. На слух кажется, что общее звучание как бы развёртывается перед слушателем и визуально чуть приподнимается вверх. Восприятие большого количества струнных и духовых инструментов должно быть полифоничным — ос-

таваться чистым и натуральным, где разборчиво и отчётливо слышны не только струнные и духовые группы, но и отдельные инструменты в них. Хороший по динамике звуковой тракт передаёт эту часть фонограммы легко, музыкально и динамично. Звучание не должно восприниматься «замыленным», сливаться в общее «облако», наполненное инструментами.

Оценка звучания

1. Неприемлемым или малоприемлемым считается, если струнное пиццикато в первой части совсем неразборчиво или звучит слишком тихо, вяло и невнятно по сравнению со следующей, более громкой частью.

2. Неприемлемым или малоприемлемым считается, если в третьей части (после вступления группы виолончелей и контрабасов) не чувствуется заметный скачок громкости (forte) и далее, в финальной, ещё один скачок (forte fortissimo), иными словами, звучанию явно недостаёт лёгкости, динамики, энергетики.

3. Неприемлемым или малоприемлемым можно считать, когда в третьей и четвёртой частях фонограммы явно слышны нелинейные искажения или же искажений нет, но оркестр явно не дотягивает по громкости до forte fortissimo.

4. Неприемлемо, если оркестр уже в третьей части начинает звучать общей «кашей», сливаться, отдельные группы музыкальных инструментов слабо различимы или эти группы совсем неразличимы.

Дорожка 14. Дополнительная дорожка для оценки качества звучания самых низких звуковых частот. Она нужна только для действительно высоких по качеству сабвуферов. Фонограмма содержит девятисекундный отрывок звучания симфонического оркестра, в котором содержится запись большого оркестрового (турецкого) барабана, имеющего очень низкий регистр. Его можно услышать только с помощью сабвуфера, натурально воспроизводящего самые низкие звуковые частоты 20 —25 Гц. Для удобства судейства отрывок повторяется три раза подряд, и турецкий барабан вступает на дорожке с 3-й, 17-й и 32-й секунды.

Оценка звучания

Если вы ощущаете, что с указанных секунд в звучание оркестра каждый такт добавляется явно различимый низкий басовый удар и салон  при этом не гудит, вас можно от всей души поздравить!

 

 

 



Создан 24 мая 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником